pissaka

Хроники снежного сна

Мир совсем не такой, каким кажется на первый взгляд.

1

Девочке Сонечке пять. Она лепит очередной снежок, отбегает и хохоча бросает в папу. Конечно цели он не достигает, осыпается снежным крошевом в паре шагов от неё, красиво искрясь в лучах заходящего солнца. Сонечка заворожено смотрит на зимнюю магию, совсем позабыв об игре в снежки.

Вот одна снежинка отделилась от остальных и плавно кружась опустилась Соне на ладонь. Засветилась на мгновение, и превратилась в крошечную девочку в голубом платьице и беленьких туфельках. Соня моргнула, протёрла кулачком глаза, взглянула на раскрытую ладонь. Девочка никуда не делась. Даже, кажется, весело ей подмигнула.

— Ты кто? — Сонечка поднесла ладонь поближе к глазам, чтобы лучше видеть неожиданную гостью.

— Я Лилия. — Ответила крошка, и её голос походил на перезвон колокольчиков. — Принцесса королевства Тотонии. И мне нужна твоя помощь.

— Моя? — Удивлённо переспросила Сонечка. Странно, но она совсем не боялась. Скорее ей было любопытно как такое возможно, чтобы снежинки в девочек превращались. И она хотела спросить об этом у папы, ведь он взрослый. А как известно, взрослые знают все на свете. Но его нигде не было видно. И Соня позвала бы его. Даже открыла для этого рот. Но снежная девочка махнула рукой, и Соня напрочь забыла о папе.— Чем же я могу помочь?

— Да. Раз ты меня видишь, значит в тебе есть магия зимнего леса. Древняя и могущественная. И ты сможешь победить Цырея. Злобного колдуна, который хочет захватить власть над Тотонией.

— И что же для этого нужно? — Спросила Соня и вдруг начала зевать и тереть глазки, да так, будто две ночи к ряду не спала. Мир кружился и уменьшался, а веки медленно закрывались.

— Сущие пустяки. Лишь твоя жизнь...

В маленьком дворике было пустынно и тихо. В доме горел свет. Мужчина и женщина пили на кухне чай и мирно беседовали. Они вдруг напрочь забыли что у них есть дочь…

2

Тат, здоровый, крепкий детина, сидел за рабочим столом, хмурился, разглядывая свое искривление отражение в хрустальном шаре. Марья рядом тихо шуршала бумагами, в пол голоса ведя счёт.

— Двести восемьдесят пять, двести восемьдесят шесть, двести восемьдесят восемь...

— Семь. — Поправил её Тат, отвлекаясь от шара.

— Ничего подобного. — Марья протянула ему лист, на котором были указаны номера. — Я что же, по твоему, за двести лет считать не научилась? — Фыркнула обижено и отвернулась к окну. Там, за стеклянной преградой медленно и красиво кружили снежинки.

— Не злись. Все могут ошибаться. — Тат устало потёр переносицу. — Схожу в канцелярию. Побудь здесь. Винс должен появится.

Что-то было не так. Тат это понял, ещё до того, как открыл дверь отбитую дерматином. Даже до того, как переступил порог и увидел Сью лежавшего в неестественной позе. В воздухе витал запах гари и пластика. А на столе стояла полулитровая банка, которую Сью притащил из прошлой вылазки на Землю. Сис сидела на корточках, усердно вырисовывая на стекле руны.

— Что? Поймали тебя, мелочь? — Тат схватил банку и хорошенько её тряхнул. Послышался тонкий писк возмущения. — А девчонка где? — Сис лишь хмыкнула и демонстративно отвернулась, не забыв показать язык. — Да ладно? Неужели сбежала? Оригинально...

Из-за дальних стеллажей послышался шум. Тат поставил банку на место и поспешил на звук. Возле стены валялись коробки и пару вёдер. Окно открыто, и снежное крошево беспрепятственно устилает пол белым ковром.

— Вашу ж машу. — Тат схватился за голову и покачнулся. Виски обожгло болью. Вдалеке был слышен вой сирен. Оставались считанные секунды до прибытия ищеек из КоСмо. Чтобы им всю жизнь отчёты писать! Надо было действовать.

Тат закатал рукав, нажимая крошечную кнопочку на часах. Сердце бешено стучало, мысли путались. На лбу выступили капельки пота. Только бы успеть!

Воздух перед ним медленно начал мерцать, обретая очертания двери, которая с каждым мгновением увеличивалась. Ну же! Быстрее! Он уже слышал, как за спиной, скрипит под ботинками ищеек битое стекло.

Три секунды, две, одна...

Лязгнул затвор. Выстрел…

3

Пик зажёг свечи и комната озарилась мягким, чуть приглушённым светом. Тени под потолком смешно дрожали, и Соня улыбнулась, грея руки о кружку с чаем.

— Какое странное место! — Воскликнула она, когда впервые увидела куда её привел этот странный человек.

— Это мой дом. — Пик обернул толстую верёвку, которая висела возле входа, вокруг запястья, потянул и в стене открылся крошечный проход. — Сейчас будет и теплее и веселее. Проходи.

— Но я не могу! — Соня раздражённо топнула ножкой, снег под ногами жалобно хрустнул. — Я большая, а вход маленький.

— Ах, это. — Пит достал из кармана серый мешочек и открыл его. — Сейчас исправим. — Он высыпал на ладонь горсть пыли, что-то шепнул и легонько подул. Тот час Соня начала уменьшатся, и уже через миг стала на столько крошечной, что образовавшийся проход казался ей огромным. Она с лёгкостью прошла внутрь, а стена снова стала просто стеной. Как будто ничего там до этого не было.

Соня огляделась. Она очутилась в пещере, точь в точь такой, как в книжке про пиратов, которую читал... Кто же ей читал? Так сложно вспомнить. Воспоминания словно накрыли большим пуховым платком.

И вот теперь она сидела на шатком табурете и грела руки о чашку. Наверное она провела здесь всего пару часов. Пит рассказ ей о месте в котором она волею случая очутилась.

— Тебе повезло, маленькая землянка. — Важно произнес Пик и поправил сползающие на нос очки. — Если бы не маленький сбой в системе, тебе бы не удалось сбежать. Ты бы попала на Базу. А оттуда никто не возвращается.

— Что за База? И зачем меня туда хотели отправить?

— Базой называют место, куда приводят и замораживают земных и галактических детей, чтобы забрать их жизненную силу и энергию. Её собирают вот в такие контейнеры и переправляют на остров Нем, что за темным лесом. Говорят сам Цырей проверяет качество работы и отбирает служащих на базу.

Пик откинул полог, и Соня увидела ровно пять синих круглых сфер и одну зелёную. При чем последняя слабо вибрировала и гудела. Соня встала и подошла ближе, чтобы лучше разглядеть их, но вдруг вскрикнула и попыталась назад.

— Там... там... Ребёнок!

— Все верно. Это гонк из созвездия Лийль. Его удалось выкрасть всего неделю назад, и он скоро проснется. Не бойся. Он очень похож на тебя. Всего-то отличий хвост да рожки. Вы подружитесь. И он поможет в спасении Тотонии.

Соня заворожено смотрела на пленника сферы и ей почему-то было очень тоскливо.

////

Сис ругала Лилию второй раз за всю жизнь. Сильно, громко. Товарки аж катились со смеху и тыкали в нее пальцами. Злость и обида постепенно заполняли её сердце. А глаза из небесно голубых превращались в желтые.

— Ты провалила свое первое задание! — Сис краснела, серела и зеленела попеременно. От смены цветов уже рябило в глазах. — Если до лунной ночи ты не найдешь девчонку, останешься без головы.

— Найду! — Тихо ответила Лилия. Щёлкнула пальцами и растаяла в воздухе. Сис очертила рукой круг и два черных пса предстали перед ней. — Следить! — Приказала коротко и псы исчезли. — Одни проблемы с новичками. Сирея! Доставь меня к господину!

А на земле была весна.

Коля и Оля сидели на скамейке под сиреневым кустом, громко спорили и махали руками. Старушка неодобрительно покачала головой, хотела было пройти мимо, но...

— Третья! Ты понимаешь! На нашем участке. Да как такое может быть?

— Как видишь! Зима их время, мы только недавно узнали. Будем искать. Не шуми, Оля. Здравствуйте, Зинаида Степановна. А мы тут фильм обсуждаем. Жутко интересный...

Бабуля хмыкнула, оглялела ребят цепким взглядом, но молча пошла прочь. Не её это дело, чем у молодежи голова забита. Вот в наше то время..

4

Воздух начал мерцать и через пару секунд на пол кабинета вывалился Тат. Мария пискнула и одним грациозным прыжком бешеной лани оказалась на подоконнике.

— Ну что, душа моя? Выпьем чаю? — Тат поднялся и ухмыльнулся, отряхиваясь от пыли и бетонных крошек. Ответом ему было лишь икание подчинённой. Пришлось заваривать чай самому.

— Итак, вот что мы имеем в сухом остатке, — произнес Тат, делая большой глоток из кружки. Мария слезать с подоконника отказалась, так что теперь сидела поджав ноги и упорно отводила взгляд. — Минус одна земная девочка, минус разбитый трофей и минус моток моих нервов. Плюс много головной боли и нравоучений от Берга. Делаа.

Тат почесал макушку и тоскливо посмотрел вдаль. А так как её перекрывала Мария, пришлось довольствоваться тенью. Эх, чертовка. Хоть бы хвост спрятала. Никакой конспирации.

— А помнишь мороженое? — Мария вдруг повернулась к нему, легко спрыгивая с подоконника. Ой не к добру это.

— Какое ещё мороженое? — Тат удивлённо уставился на тень, у которой появились ушки! Вашу ж машу!

— Декабрьское. — Мария подходила все ближе, подозрительно покачиваясь из стороны в сторону. — Это была моя вторая миссия на Земле. Помнишь? Мы ели мороженое в придорожной кафешке и болтали о разных мелочах. Хорошее было время.

— Конечно помню. — Тат с охотой закивал, благоразумно отойдя к двери. Ещё накинется. — Замечательное было время.

Мария подошла совсем близко. Можно было различить и посчитать, с какой скоростью меняется цвет её радужки. Забавное зрелище. Опасное, но... Даже аромат духов ощущался так явственно. Имбирь, жасмин и мята... Как приятно. Горячие девичьи ладошки обхватили запястья Тата, приподнимая их... Мозг ещё пытался анализировать, однако... Её губы так манили. Он так хотел их поцеловать. Эта мысль опалила сознание...

Щелчок.

Тат рассеянно заморгал. Выдохнул. Кабинет был пуст. Собственно как и папка на столе. Лишь короткая записка.

Не надо недооценивать женщин.

Вот чертовка!

Тат расхохотался. Это ж надо так обвести его вокруг пальца. Как зелёного новобранца. Сильная. А он даже не подозревал. Впрочем разгадка нашлась быстро. На подоконнике ещё слабо сиял кулон-глушилка ауры. Интересно, на кого она работает? Надо выяснить…

5

Он был зол! О, если бы только кто знал! Злоба переполняла, выплескивалась рваными лохмотьями тьмы, наползала на предметы, которые попадались на пути, уничтожая, поглощая их. Ненасытная.

Как могла? Как посмела? Всего лишь девчонка. Обвела вокруг пальца опытную охотницу. А быть может Сис опять сбагрила всю грязную работу на неумех? Ему уже не раз докладывали. Но её успехи затмевали неудачи. Проблем не было. Пока...

Двери в зал открылись. Та, о ком он думал, спокойно вошла, поклонилась и улыбнулась. Как будто не её ждёт наказание! Она ведь знает! Однако ни один мускул на лице не дрогнул. Само спокойствие.

— Ты!

— Мой господин! Не переживайте. К утру девчонка будет у нас. Всего лишь маленькое недоразумение и... Что там за шум? Вы слышите?

Сис обеспокоенно подошла к окну. Посмотрела вниз и охнув, сползла по стеночке.

А это ведь уже было!

В ту ночь было особенно холодно. Вьюга гудела в дымоходе, срывала плохо закреплённую черепицу, сыпала колючими снежинками в лицо. Она стояла там, внизу, на мосту и повторяла раз за разом одно лишь слово "прости". Она поймала его взгляд и шагнула вниз. Отдала жизнь во благо короны.

Он не успел! Знал до секунды, до удара сердца, до дуновения ветерка... Не успеет. Было достаточно времени, чтобы рассчитать все. Запретить, заморозить, убить. Лишь бы не повторилось!

Он теперь злодей! Как же! И она..стоит...жертва... Во имя чего? Черт!

Отличие было лишь во времени суток. День. И галдящая толпа собралась быстро. Но она стоит. Она знает, что скоро умрет. Ей нужна такая малость! Всего лишь увидеть его. Глаза тирана загубившего столько жизней...

Их взгляды встретились, и мир застыл...

Шаг…

6

Колокольчик звенит. Дин-дон. Город горит. Дым окутывает с ног до головы, проникает в легкие, заставляя сгибается в три погибели... Только бы добраться до конца. Только бы выжить...

Тень металась в клетке. Слабая, уязвимая... Руки болели,на виске запеклась кровь, а в глазах такая ярость и боль...

— Вы поплатитесь...

Фраза кровавым сгустком упала на пол. Охранник даже голову не повернул. Не его это дело. Абсолютно. Есть приказ.

— Сандхи придет за вами... За всеми вами...

Каждое слово давалось с трудом, и пленница зашлась хриплым, лающим кашлем. Охранник остановился, ухмыльнулся.

— Сандхи мертв. И ни одна светлая крыса не придет тебя спасать. Смирись и прими достойно смерть.

Мария завыла. Протяжно и горько. Охранник лишь хмыкнул и скрылся за дверью. Не его это дело. Надо было молчать. Почему не сдержался?

Сандхи — лидер повстанцев. Он был на Земле в ту ночь, когда Луна стала кровавой, а небо приобрело серебристый оттенок. О, сколько крови поглотил клинок Смерти, сколько душ забрала Виа. Великая Книга приобрела ещё с пару десятков страниц.

Его убили свои же. Предательски вонзив нож в спину. Подлость и трусость взяли верх над гордостью и честью. Доблестные воины сложили оружие... Восстание затихло.

Где-то вдали слышалась песнь.

В новогоднюю ночь,

Вереницей из снов,

Где основа основ,

Вера в любовь...

В темной воде,

Разобьётся на части...

В отражение реки

Не найти свое счастье!

К утру снег скрыл все следы. А ищейки разобрали на части и увезли на Базу все, до чего могли достать, и что смогло бы возродить восстание.

7

Море шумело. Волны накатывали на берег белыми барашками, рассыпались янтарными брызгами в лучах заходящего солнца. Ветер шумел в кронах деревьев. Наверное напевал им колыбельную, а быть может рассказывал самую великую тайну этого проклятого мира.

Олька сидела на мокром песке, смотрела вдаль, и с деланным безразличием кидала камешки в воду. Они с тихим буль падали в воду, опускались на дно, к тысячи своих собратьев.

Коля чертил на песке странные закорючки, которые вспыхивали и через мгновенье гасли, как только он прерывал линию. Часы на городской башне пробили полночь. Ребята синхронно подняли взгляд к небу.

О, там было на что посмотреть. Яркими всполохами загорались пурпурные звёзды, чтобы осыпается розовыми лепестками в морскую пучину. Вода бурлила, сирены на берегу резали уши воем. Оля с Колей взялись за руки...

— Капитан! Они вошли в портал! Ещё минута, и он закроется.

— Кто ближе?

— Ларин. Но...

— Триста пятый. Следуйте за целью.

Рация затрещала и затихла. Небо приобрело свой обычный вид, а море тихо шелестел волнами о прибрежную гальку. Оставалось только ждать...

Они исполнили пророчество! Смогли перейти ту тонкую грань, которую не видели взрослые. И теперь стояли на залитой солнечным светом поляне, с замиранием сердца наблюдали, как к ним приближается отряд Ос. Коля крепче сжал свиток с песочными рунами, Оля сократила расстояние между шариками на браслете, перебирая их, вспоминая, какой пригодится в случае опасности.

— Не перевоплощайся. — Тихо шепнул Коля, и Оля кивнула отступив на шаг назад.

Она знала, что в случае опасности, они смогут спастись, но потеряют всех, за кем пришли. Потому провоцировать местных жителей не хотелось.

— Зачем вы явились, дети Земли? — Маленький смуглый человек, в широких штанах и соломенной шляпе, похоже был тут главным. Он стоял от них в трёх шагах. Совсем не страшный. Коля выдохнул. Оля взяла его за руку, чуть сжала ладонь. Но он не обратил на это никакого внимания.

— Мы пришли вернуть то, что не принадлежит вашему миру. То, что ваш народ попросту ворует, чтобы продлить свою жизнь!

— И у вас есть доказательства? — Человек усмехнулся, видя как дети замешкались. — Если нет, этот разговор бессмысленный. И ваши души останутся здесь.

— Есть! — Коля поднял свиток над головой. — Здесь все имена похищенных, и даты, когда это произошло. Верните их назад.

— Это невозможно! — Человек хмыкнул, выражая полное безразличие. — Никто из присутствующих не сможет прочесть то, что написано в свитке. Магия леса Тин давно утеряна. А лунная течет только в королевской крови. Король с королевой похищены. А принцесса бесследно исчезла двадцать лет назад. Возможно, она давно мертва.

— Есть ещё одна возможность. — Оля выступила вперёд. Нашла ярко—алый шарик, крепко сжала его. Тонкое стекло хрустнуло. Маленькая струйка крови побежала по руке, наполняя силой, меняя облик до неузнаваемости. — Любовная магия всегда стояла чуть в стороне, питая остальных своих братьев и сестер. Но не стоит забывать, что она тоже сильна. В этом шаре была заключена вся любовь и нежность родителей, чьих детей вы похитили. Мы собирали её по крупицам. Год за годом. Её как раз хватит на то, что бы прочесть каждую букву в этом свитке.

Оля дотронулась до серой бумаги, вплетая в её основу магические нити. Свиток раскрылся. Бурным потоком хлынули на поляну образы давно минувших дней. Яркая вспышка ослепила всех собравшихся. Далеко, далеко послышалось тихое пение.

В новогоднюю ночь

Вереницей из снов

Где основа основ,

Вера в Любовь…

8

Здесь пешки играют тайнами

Секреты всегда будут явными

Услышав шорох в глухом лесу

Закрой глаза и шагни в темноту...

Как в омут с головой,

Пойду я за тобой.

Услышав крик в ночной тиши,

Спеши ко мне... скорей... спеши...

В этом проклятом мире,

Мне сложно дышать.

Жить и любить.

Но так легко умирать...

Я главный герой

Этой сказочной драмы

Шаг за порог

Вне всяких рамок

Сердце так бьётся,

Сжимаю тиски.

В брошенном храме,

Не видно ни зги...


На алтаре дева лежит

Кровь по руке,

В чашу бежит...

Увы, герой, уже к ней не спешит...

Like my work??
Don't forget to support or like, so I know you are with me..

CC BY-NC-ND 2.0

Want to read more ?

Login with one click and join the most diverse creator community.